Tash Kholschevnikova (natalba) wrote,
Tash Kholschevnikova
natalba

Categories:

Започаинье. Церковь Успения. Палаты Олисова.




Церковь Успения. 1672 г.  Крутой пер., 3

Во второй половине XVII в. все бывшие деревянные церкви Нижнего посада и Ильинской горы одна за другой были перестроены на каменные, что свидетельствовало об особом значении торга, Оки и Волги в жизни города.



«Купецкой казной» были отстроены Никольская на торгу (1656), Козьмодемьянская,
«тщанием» нижегородца, посадского человека Ивана Языкова—Троицкая (1663),
на средства Гаврилы Дранижникова — церковь Иоанна Предтечи (1683).
Многие каменные работы финансировал Афанасий Фирсович Олисов,
построивший три церкви и несколько палат.




Влияние русского деревянного зодчества на каменное с особой очевидностью проявилось в архитектуре
Успенской церкви на Ильинской горе 1672 г.— единственной в стране дошедшей до наших дней
храмовой каменной постройке, завершенной «крещатой бочкой в четыре лица».




Форма крещатой бочки была издавна известна русским плотникам, которые часто завершали
ею крыльца, монастырские и усадебные ворота, срубы хором и церквей.
Бочечные кровли в Нижнем Новгороде в XVII в. имели крыльца собора и настоятельских покоев
Благовещенского монастыря, нижний рундук всхода Мироносицкой церкви и т. д.




Вытянутый по оси север — юг объем Успенской церкви (9,5X7,1 м) перекрыт четырех-лотковым сомкнутым
сводом.
Снаружи он скрыт килевидной формы фронтонами, на коньках которых по странам света поставлены
на небольших крещатых бочках круглые барабаны с вытянутыми луковичными главками.





Использование одной архитектурной формы в решении разных частей здания, видимо,
объясняется увлеченностью строителей бочкой, имеющей обтекаемые,
устремленные вверх линии, зрительно увеличивающие высоту здания.




В убранстве верха Успенской церкви на Ильинской горе строители, видимо, впервые
в Нижнем Новгороде применили полихромные изразцы.
Своим необычным для каменных храмов видом, многоцветием убранства новая
посадская церковь, несомненно, стала предметом особой гордости прихожан
и тщеславия ктитора, тогда еще просто посадского человека А. Ф. Олисова,
на средства которого она возводилась.




Цвет вообще стал играть в каменных посадских постройках Нижнего Новгорода XVII в. особую роль.
Полихромные изразцы, позолоченные кованые или просечные кресты, гребни, подзоры, крытые зеленой,
желтой и голубой поливной черепицей главы и кровли, многоцветная раскраска архитектурных
профилейна фоне отбеленных стен создавали малярное звучание и выделяли каменные здания
на фоне менее приметных, серых деревянных строений.




Необходимо отметить, что каменное зодчество Нижнего Новгорода XVII в., сохраняя индивидуальность,
шло в ногу с общерусской архитектурой.
Наблюдалась теснейшая связь ведущей московской школы с отдаленным городом Поволжья.
Не случайно, именно нижегородцы были создателями наиболее заметных памятников Москвы того
времени: крестьянин из приволжского села Кадницы Павел Сидорович Потехин возвел церковь
Троицы в Останкине, являющуюся одним из лучших памятников «русского узорочья»,
крестьянин - нижегородец Терентий Макаров в 1678 г. выстроил церковь Иоасафа-царевича
в подмосковной усадьбе Измайлово, открывшую особое направление в русской архитектуре конца XVII в.




С середины XVII в. состоятельный посадский люд повел каменное жилое строительство.
Принято считать, что кирпичных зданий в Нижнем Новгороде тогда было немного.
Но с середины столетия число каменных зданий в посадах росло с каждым годом.



Часть гостей селилась па Нижнем посаде, возле пристаней, чтобы быть ближе к Волге, по которой
постоянно прибывали караваны судов с товарами.
Однако шумная суета близкого торга заставляла их подчас выбирать места на горе, где было
и просторней, и воздух чище.
Удобной была и связь Ильинской горы с административным центром города (кремлем) и
Верхним посадом по широкому мосту через Почаинский овраг.
Поэтому не случайно, что именно в этой части города до сих пор сохраняются три каменных жилых
здания XVII в.

Иногда каменные палаты возводил и церковный причт на «кружечные зборы и дарственные».
Тогда палаты вместе с каменной церковью создавали целые ансамбли.


Палаты Олисова.



По традиции считалось, что жить в каменных палатах «нездорово от извести», поэтому на кирпичных
первых этажах надрубали деревянные жилые части.
Вот, например, запись тех лет: «...на каменных архиерейских полатах построены деревянные кельи и
с кровлями в шатер....




Дом XVII в. в Крутом переулке, так называемые палаты Олисова, представляет собой более
рациональное решение внутреннего пространства при четырех-частной схеме плана: одна ячейка,
объединенная внутренним пространством с вытянутым коридором, стала сенями, а три других — жилыми.
При этом одна горница (17 кв. м) оказалась изолированной от других коридором,
что создавало дополнительные удобства для хозяев.
Все жилые помещения освещались шестью окнами, по три с каждого фасада,
так как при такой планировке они все оказались угловыми (в палатах Пушникова
такое освещение имела только одна горница).





Если сравнить это здание с другими домами Нижегородского посада, то по форме карниза,
прямоугольным окнам с железокирпичными перемычками и другим изменениям архитектуры
можно отнести время строительства дома к началу XVIII в.





Однако и его внешний вид в целом, и внутренняя планировка еще верны традициям древнерусского
жилища.
Отдельные квадратные горницы объединены обширными сенями, из них топились печи.
Подсобные помещения нижнего этажа включали кухню и кладовые. Наверху были парадные и жилые
комнаты.
Главным образом для летнего жилья предназначалась несохранившаяся верхняя деревянная надстройка
третьего этажа, куда вела узкая лестница в северной наружной стене дома.




Совершенно в духе архитектуры XVII в. был выполнен из тесаного кирпича богато украшенный
«перспективный» портал главного входа, через который можно было войти с площадки каменного
крыльца прямо в парадный этаж.




При реставрации 1970-х гг. столбы и арки крыльца были точно восстановлены, в XVIII в. они были
заделаны в стену каменной пристройки (сейчас, правда, разобранную) и поэтому
хорошо сохранились.
Деревянный верх не был восстановлен, так как до нас не дошли достоверные данные о его внешнем виде.




Так, в течение чуть более 50 лет в городе появилось большое количество жилых, торговых,
хозяйственных и административных (таможня, мытный двор) каменных строений.

Все это коренным образом изменило облик всех основных градообразующих элементов Нижнего
Новгорода: кремля, посадов и монастырей, доминирующую роль в которых стали играть каменные,
всевозможного назначения здания, отличавшиеся большим разнообразием форм,
мастерством решения конструкций, плана и художественного образа.
























В заключении, не могла не показать «шедевр архитектуры», перекрывающий Почтовый съезд,
построенный рядом с Домиком Каширина, в охранной зоне.
Он, безусловно, «гармонично» вписывается в окружающую застройку и среду.
Все это наводит на грустные мысли о том, что чем ничтожнее архитектор, тем громче он заявляет о себе
и демонстрирует свою ничтожность, действуя по принципу, что имя человека, уничтожившего Рим,
люди помнят дольше, чем архитекторов,
его построивших.

Tags: Нижний Новгород, Успенская церковь, Храмы и монастыри, архитектура, архитектурное наследие, весна, города, история архитектуры, краеведение, монастыри и храмы, палаты Олисова, памятники архитектуры, храмы, церкви
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments